Легенды Крыма

Инкерманская пещера




От автора

В рукописных записках деда моего, по отцу, отмечены вкратце очень многие полусказочные рассказы, выслушанные им в деревне Варнутка в начале нашего столетия от туземцев, которые как известно, после первой эмиграции греков и армян в 1778—79 годах, не желая раздаваться с родиной, объявили себя прозелитами ислама и оставались здесь до Крымской компании, а затем все таки, как бы по воле Провидения, должны были выселиться с этой местности в Турцио. Варнутка находится невдалеке от Балаклавы, Инкермана и Херсонеса, т. е. таких исторических мест некогда славной Тавриды, которые представляли тысячи замечательных явлений и событий и несмотря на все перевороты, должны были сложиться в эпосы и полумистические предания и перейти к самым отдаленным поколениям. Это так и случилось, судя по имеющимся у нас запискам, из которых мы составили три эпохи Херсонеса, стараясь по возможности придерживаться исторической правды и избегать крайних вымыслов воображения. При этом мы, конечно сожалеем, что не можем в настоящее время дополнить эти навсегда утраченные предания, которые, не смотря на полнейшую наружную мистичность, содержать так много намеков на совершившаяся события, что каждый знакомый с историей древней Таврики, без затруднения поймет, которые из них заслуживают внимания или могут быть применимы к совершившимся фактам.

В настоящем сборнике нашем мы исключительно приводим мифы нравственного содержания с целью показать насколько и каким способом древние обитатели Крыма влияли на развитее молодого поколения, а потому, оставляя в стороне те из легенд, в которых проглядываешь историческое сходство, передадим две-три из существовавших в устах Варнутских прозелитов, которые сохраняли их в памяти, пока свежо было убеждение о происхождении своем от первобытных христиан.

Легенда о Самиане


Михаил Иванов "Инкерманская крепость в Крыму"

Инкерман первоначально был необитаемой никем местностью. Его скалы и долина покрыты были ужасной величины деревьями, между которыми бродили чудовищные звери и страшной длины змеи, выползающие из Кады-лиманского (ак называлась в начале XIX столетия севастопольская бухта.) залива, чтобы отдохнуть и погреться на земле. В такую ужасную трущобу естественно, не дерзал проникнуть ни единый человек. Тем временем в Кады-лиман прибыл из святых мест один из праведных людей, высокочтимых всеми пророками, с тем, чтобы заявить обитателям Крыма, что Бог ниспослал на землю новый закон и требует, чтобы все чтущие его имя прислали в священный Хутлу-шериф  (Иерусалим. Будь сказано в легенде Мекка, мы обязаны были бы отнести этот рассказ к мусульманским преданиям) способных людей для изучения всего непонятного и получения точных снимков с заповедей. Лишь только узнали об этом жиды, которые всегда враждовали против всех пророков Божьих и убивали их из боязни, чтобы от них не сокрушилась их черная вера, начали собираться в домах и советоваться какие принять меры, чтобы народ не поверил вестнику и не выслал бы избранного из среды своей в Хутлу-шериф. Но пока они совещались, один из Кады-лиманских афузов (молодые ученые, знающие весь коран), заинтересованный рассказами о пророках, не говоря никому ничего, решился сам съездить в Хутлу-Шериф и собственными глазами убедиться в рассказах вестника. Многое видел, слышал и изучил этот мудрый юноша, которому Аллах в награду даровал седую бороду в знак благоволения и внушения веры к словам его. С этим божественным отличием Самиан-афуз возвратился в отечественный город свой, но прежде чем он дошел до материнского дома, жиды, узнавшие по бороде его, что он освятился обществом святых посланников, преградили ему дорогу и потребовали под угрозою смертной казни немедленно удалиться из города и никогда не сметь вступать в него. Caмиан начал просить взглянуть на мать и потом уже исполнить их приказание, но злые люди, боясь, чтобы святость свою он не передал прикосновением руки пли уст другим, не отступили от постановления своего и начали изгонять его палками и камнями, как зараженного чумою.

Самиан не смел сопротивляться.

— Куда же я должен идти?  — спросил он.

— Иди в трущобу Инкермана и горе тебе, если ты осмелишься выглянуть оттуда. Мы не пощадим и мать твою.

Афуз взглянул на небо и, сопровождаемый толпою жидов, направился к указанному ему месту жительства.

Сопровождавшие его не иначе возвратились домой, пока убедились, что он вступил в мрачный лес, переполненный страшными зверями, откуда обыкновенно не возвращался никто, случайно даже зашедший туда.

Что стало затем с молодым человеком с седою бородою — никто не мог узнать. Жиды вполне были убеждены, что он съеден был чудовищами, но в действительности ни один зверь не дерзнул прикоснуться к любимцу святых пророков, который, избрав для жительства своего одну из естественных пещер, начал искусственным образом расширять ее, чтобы получше укрыться от непогод.

Несколько недель спустя у местного паши или главного начальника города заболел единственный сын и все врачи определили ему неминуемую смерть. Отец и мать обратились к Богу. Бог научил их в сновидении поискать в Инкермане юношу с белою бородою, которому предоставлено право излечивать и воскрешать мертвых. Паша нашел его только тогда, когда дорогой мальчик умер. Но это не послужило препятствием афузу воскресить умершего и прославиться настолько, что все горожане начали обращаться к нему как святому (Все это чрезвычайно напоминает нам о Херсонском епископе Василии и его деяниях в этом городе — прим. авт.). Узнав об этом чуде, жиды начали рвать себё бороды и песики и поклялись сокрушить избранника как-нибудь ловким образом. С этою целью они выманили его на городскую площадь и предали позорным насмешкам.

— Если ты сделал это чудо по воле Бога — говорили они — то ты властен сделать его и над собою. Войди в известковую печь и докажи нам, что твой Бог предохранит тебя от огня (Это событие относится уже к другому епископу, а именно к Капитону — прим. авт.).

Афуз взглянул на небо и молча вступил в огненную печь, откуда вышел совершенно невредимым. Все изумились, но жиды начали кричать, что он чародей и колдун, подлежащий казни.

С этого времени эти злобные люди подсылали к Самиану убийц, но ни один из них не возвращался обратно с ожидаемою вестью. Жидам казалось, что подсылаемые преждевременно делались жертвою инкерманских чудовищ, по они ошибались, потому что безбожные разбойники как только подходили к святому, то предавались ему раболепно и оставались служить ему. Вновь посылаемые делали тоже самое и таким образом вскоре около афуза образовалось в скалах довольно обширное поселение храбрых людей.

Когда это стало известно всем, жиды заявили местному паше, что человек, воскресивший его сына, образовал себе шайку разбойников и выжидает удобного случая сделать нападение на их город и завладеть им. Паша, уверенный ими в такой небылице, испугался и решился принять надлежащая меры, но жиды не довольствовались этим и настаивали на посылке войска в Инкерман.

Не ожидая подобного образа действия, Самиан стоял на молитве в то время, когда приближались к нему вооруженные люди. Праведник настолько был уверен в заступничестве Бога, что продолжал молиться. И действительно благодаря тому, что он не оглянулся даже, враги были ослеплены и, нигде не найдя его, возвратились без всякого успеха.

— Этот чародей — кричали жиды — наверно пустил в глаза твоим воинам пыль, потому что мы знаем наверно, что он живешь в Инкермане. Если же ты не веришь нам, паша, то потрудись сам съездить на противоположную гору, откуда мы тебе укажем на злодея и его шайку.

Паша повиновался злым людям и ужасно рассердился на воинов своих. В тот же день посланы были другие палачи с приказанием обезглавить праведника и тело его бросить в недра морские.

На этот раз Самиан, к несчастью, спал крепким сном и не мог призвать к себе на помощь Бога. Злодеи обезглавили его одним взмахом сабли и согласно приказанию начальника бросили в море с камнем, привязанным к пояснице, но лишь только тело достигло дна, морские воды быстро отодвинулись назад и обнаружили пред жителями преступление (Это уже намекает на поступок против сосланного в Инкерман папы Климента — прим. авт.). Все начали роптать и когда дознано было, что праведник погиб по проискам жидов, то горожане взбунтовались и до того времени не успокоились, пока не утопили всех евреев с их женами и детьми. Тогда только тело праведного афуза перенеслось само собою в инкерманскую обитель и оставалось там совершенно целым до того времени, пока pyccкие вступили в Крым в качестве хозяев. Говорят что тело Самиана скрылось во внутренность скалы и вновь появится, когда вновь воцарятся в Крыму мусульмане.


Евгений Молев "Инкерман. Развалины средневековой крепости Каламита под Севастополем"

Послесловие

Легенда эта напоминаешь нам рассказ московского священника Иакова, бывшего в Инкермане в первой трети XVII столетия и своеручно омывшего мощи святого, который в сновидении сказал ему: «Помышляете вы, о други мои, взять мощи мои на Русь, я же хочу но прежнему учинить здесь Русь, а имя мне и намять мне бывает в Семенов день.»

Из книги В.Х.Кондараки "В память столетия Крыма" 1883г.


Нашли полезную информацию? Поддержите сайт любой суммой на ваш выбор!

Смотрите также


Опук-Кая или Скала Удодов Яркие птицы-удоды имеют свою легенду, рожденную в окрестности скалы Опук каи - ныне природного заповедника.
Длинная крепость Добрая и поучительная легенда о несохранившейся ныне крепости Узун-Калеси неподалеку от мыса Казантип
Катара-куле или проклятая башня Две самые высокие башни крепости в Судаке, построенной еще до генуэзцев, имеют свою легенду о заключенных в ней.
Гробница Мамая Хан Мамай, оставив в нашей истории глубокий след в Куликовской битве, закончил жизнь в Крыму, возле Феодосии.
Затопленный город Поучительная сказка о том, как бывает наказано зло, в какой стране и за какими стенами бы оно не затаилось.
Баня дев Предание о том, как добрые духи награждают чистых сердцем, открытых и готовых помочь всему миру людей.