Легенды Крыма

Затопленный город




Там, где в наше время переливается серебристыми валунами обширная красавица Крымских бухт, Феодосийская, — в давно минувшие времена красовался величественный город, в который могли проникать только птицы небесные. Окруженный высочайшими стенами и более высокими башнями, он примыкал прямо к морю, пресеченному плотинами и с этой только стороны жители могли сообщаться с отдаленными странами.

Что это был за народ, откуда прибыл и почему здесь именно поселился? Никому не было ведомо. Любознательные туземцы не раз бывало приближались к этим стенам, прикладывали ухо к земле, чтобы узнать на каком наречии говорят их случайные соседи, но напрасны были их труды: из города не доходили до них никакие звуки. Точно в нем жили глухонемые или особенного рода кроткие и покорные друг другу не знающие злобы святые люди.

Феодосийская бухта
Феодосийская бухта

Не видя ничего вредного или могущего принести вред их стране, туземцы возвращались домой совершенно спокойными и не мечтали нарушать покоя непрошеных гостей. Так прошел год или два. Случалось иногда, что пастухи, бродившие со стадами по прибережным горам, рассказывали, что видели большие корабли с множеством юношей и детей, которые подходили к плотинам таинственного города и точно там поглощались напором волн. Всего страннее казалось отдаленным степным жителям, что из-за стен этого города, постоянно выходила масса черного дыма, свидетельствующая, что там день и ночь обитатели занимаются выжиганием чего-то недоступного их понятиям. По мнению одних, там приготовляли черепицу, которую увозили куда-то морем, а по предположению других это был просто дым из очагов, где постоянно поддерживался огонь, чтобы предупреждать злодеяние враждебных сил природы.

Но вот однажды владетели степей собрались в огромном числе отпраздновать один из годовых праздников своих невдали от таинственных стен и с обыкновенною беспечностью предавались играм, пляскам и пьянству. Когда же на другой день они пробудились после крепкого сна, то ни на одной повозке не оказалось ни единой женщины и ни одного дитяти до 10-летнего возраста. Не постигая, куда они могли деваться, бедные, ограбленные отцы и мужья бросились по различным направлениям в предположении, что злые духи вознамерились надсмеяться над ними. Но все поиски ни к чему не привели. Сгруппировавшись снова на первоначальное место, скотоводы послали нарочного в горы, чтобы привести на место события славного их знахаря и спросить его мудрого разъяснения.

Знахарь вызвал служащего ему духа и молча указал пальцем на таинственный стены.

— Он прав, он прав! — заревели туземцы.
— Но каким образом наши жены могли проникнуть за эти стены, в которых нигде нет отверстий? — спросили у него.

Знахарь вторично показал тоже направление.

Веря в его безошибочность и безгрешность, скифы решились самым подробным образом осмотреть всю окружность стены, но нигде не нашли ни малейшей щели, куда можно было бы приложиться даже глазом. После чего они собрались на совещание. Знахарь посажен был в центре круга.

— Скажи нам, мудрый отец — обратился к нему старшина племени — с какою целью могли быть похищены наши жены, матери и дети? Я бы ее спрашивал тебя, если б похищены были только молодые женщины и девицы, но ведь не пощажены даже и безобразные старухи!

— Молодые будут проданы в неволю, а старухи пойдут на их мыловаренные заводы — ответил чародей.

— Мы не понимаем твоих слов, мудрый отец.
— В таком случае я расскажу вам причину поселения в нашей стране этих таинственных людей. В то время, когда мы воевали в отдаленных местах, люди эти осматривали берега моря и, найдя эту местность чрезвычайно удобною для враждебных человечеству целей, избрали ее, как пункт самый выгодный для действий своих, а чтобы скрыть от всех свои занятия и предупредить однажды навсегда нападение на них, они оградили себя высокими стенами, за которыми и детям не приходится бояться. Обеспечив себя таким образом, эти люди перевели сюда свои корабли и мыловаренные заводы. Приготовляемое ими мыло чрезвычайно высоко ценится и представляет такие достоинства, каких никто не мог придумать по незнанию секрета приготовления, но так как для меня не существуете тайны, то я узнал, что оно приготовляется на телах старых женщин, который целиком бросаются в котлы, наполненные салом. Понятно, что этим варварам нельзя было свободно заниматься таким промыслом в своем отечестве и они переселились в отдаленную землю, где никто не станет им препятствовать в уничтожении бедных беззащитных женщин. Но кроме этого занятия они занимаются торговлею молодыми женщинами, которых схватывают или покупают на невольничьих рынках и перепродают в отдаленных землях с громадными барышами. Для таких целей захвачены и ваши матери и жены и горе им, если вы не поспешите их выручить в течении семи дней.
— Каким же образом мы проникнем за эти стены? — спросил старшина.
— Не в том дело — отвечал знахарь. Если мы проникнем к ним, то они очень рады будут воспользоваться нашими телами для своих выгод и без сомнения никто из нас не возвратится домой. Нам необходимо придумать более действительное средство, чтобы навсегда изгнать из страны нашей этих вредных людей. Для достижения этого я предлагаю вам разделиться на три группы. Первые две немедленно начнут пробивать с двух противоположных сторон, в стенах огромные отверстия, а последние подготовят тем временем новое направление для реки Истрианы, которую мы целиком направим в одно из сделанных отверстий. Река хлынет в углубление и станет собираться в низменности таинственного города и, расширяясь постепенно, начнет теснить злодеев. Тогда наши матери и жены с детьми бросятся к противоположной бреши, у которой вы будете стоять с саблями в руках и пропускать только своих. В заключение бесчеловечным торговцам поневоле придется сесть на свои корабли и возвратиться туда, откуда прибыли.
— Да продлит Бог твою жизнь за это мудрое наставление — отвечали ему номады и немедленно разделились на три парии. В тот же день преступлено было к работам, которые закончены были одним общим ударом в тот момент, когда воды реки Истрианы подступили к основанию стен, казавшихся несокрушимыми. Скопившаяся вода разом влилась в отверстие и пред изумленными скифами представился чудный город с высокими домами, наполненными различными иноземными товарами. Иностранцы засуетились и бросились закладывать брешь, но лишь только подступили к ней, как сотни стрел посыпались навстречу. Тогда только, поняв предстоящую опасность, они начали думать о вывозе скопленных богатств. Тем временем плененные женщины с детьми и тысячами других девушек, догадавшись в чем дело, выбежали из своих засад и на призыв своих мужей направились к противоположной берег и так как никому не представлялось надобности останавливать их, то все они выступили из заключения и снова очутились между своими.

Между тем, мстители не отступали, чтобы не допустить ни единого злодея пробраться в их землю и до тех пор не сложили своего оружия, пока река не поглотила весь город и не поднялась над уровнем моря.

Год спустя здесь образовалось великое озеро, исчезли высокие стены и с ними вместе не осталось следов от плотины. В заключение пресные и соленые воды братски соединились в одно тело, и река Истриана как бы в сознании, что исполнила свое назначение, иссякла навсегда.

Феодосийский залив
Костромина Ирина "Феодосийский залив"

— Есть люди — прибавил рассказчик грек — которые и теперь при ясной погоде видят в Феодосийской бухте отражение великолепных зданий с широкими улицами и блеск драгоценных камней, как бы рассыпанных по вынужденной необходимости. Более же дальнозорким чудятся неимоверной величины медные котлы, в которых плавают ниц лицом с распущенными волосами сморщившиеся старухи. Это кажется им миражем водного царства, но кто знает совершившееся событие, тот нашептывает молитву и проклинает безжалостных основателей затопленного города.


Нашли полезную информацию? Поддержите сайт любой суммой на ваш выбор!

Смотрите также


Опук-Кая или Скала Удодов Яркие птицы-удоды имеют свою легенду, рожденную в окрестности скалы Опук каи - ныне природного заповедника.
Длинная крепость Добрая и поучительная легенда о несохранившейся ныне крепости Узун-Калеси неподалеку от мыса Казантип
Катара-куле или проклятая башня Две самые высокие башни крепости в Судаке, построенной еще до генуэзцев, имеют свою легенду о заключенных в ней.
Гробница Мамая Хан Мамай, оставив в нашей истории глубокий след в Куликовской битве, закончил жизнь в Крыму, возле Феодосии.
Баня дев Предание о том, как добрые духи награждают чистых сердцем, открытых и готовых помочь всему миру людей.
Бин-баш-хоба - тысячеголовая пещера Здесь люди жили, любили и умирали, оставаясь покоиться в земных недрах.